Велокультура — что это такое и с чем ее едят?
Алексей Панков
Признаюсь, я и сам не знаю ответа на этот вопрос. Ввел читателя в заблуждение отчасти сознательно, заманивая обещанием простого ответа. Простого ответа нет. Мне самому более других импонирует определение Александра Ротова, которое я уже цитировал в первом посте про велокультуру. Вот его ключевая часть:
Велокультура — это когда велосипед не воспринимается как что-то необычное. Когда сесть утром на байк — то же, что надеть обувь. Когда в тебя не тычут пальцем дети, спрашивая маму, почему дядя — взрослый, а едет на велосипеде. Когда ты садишься в обычной одежде на обычный байк, крутишь педали в любую точку города и оставляешь там байк без особого опасения, что его сопрут. Это европейский образ велосипедиста. У нас его нет.
Александр Ротов
велоактивист
Игорь Петрович Налимов, велосипедист с огромными заслугами, после прошедшего в конце апреля Московского велоконгресса тоже задается вопросом, что такое «велокультура». Правда, мне кажется, что в большинстве случаев в его статье можно смело заменить культуру на подготовку — техническую, физическую, тактическую и теоретическую.
Разговоры про велосипедную культуру часто напоминают мне о статье английского велоблогера Марка с замечательной фамилией (или псевдонимом?) Treasure, автора блога As Easy As Riding A Bike . Я давно хотел перевести этот текст, но все не находил времени.
Решающим толчком, похоже, стал недавний пост Александра Минакова о кофейно-пекарной революции (или эволюции — кому как больше нравится) в Петербурге, которая показывает, что у нас таки есть кофейно-булочная культура (кто бы сомневался): она постепенно вылезает наружу и завоевывает город. А ведь то же самое происходит и с велосипедизмом: с каждым годом в Петербурге становится больше людей на велосипедах. Этот тренд все сложнее не замечать. У нас, можно сказать, зарождается велосипедная культура. Собственно, говорить о какой-то культуре можно только если она есть. А когда ее нет, ссылаться на нее как-то глупо. Потому Марк и пишет слово «культура» в кавычках:

урбанист, блогер
ПЕРЕВОД СТАТЬИ МАРКА ТРЕЖе
«Культура»
В 2010 году Ист-стрит была реконструирована по принципам «общего пространства». Тогда же на улице значительно ограничили движение автомобилей — въезд был разрешен только для доставки товаров и для автомобилей инвалидов. Впоследствии городская администрация пошла еще дальше и полностью запретила движение автомобилей по улице с 10:30 до 16:30, подкрепив запрет временными столбиками. Доставка должна была осуществляться в другое время. Маркет-сквер, на которую легально можно было проехать только по Ист-стрит, в результате этих изменений тоже фактически стала пешеходной.
Общее пространство (shared space) — новая концепция дорожного движения, которая заключается в том, что автомобили, велосипедисты и пешеходы используют одно и то же мощёное пространство.
Многие местные жители, конечно, ворчали по этому поводу. Однако изменения были в значительной степени поддержаны расположенными на Ист-стрит и Маркет-сквер многочисленными кафе и ресторанами, которые хотели разместить свои столики и кресла на улице. Без запрета движения автомобилей это было бы невозможно.

Ворчание — по-видимому, больше других возмущались люди, которые по-прежнему хотели иметь возможность проехать на автомобиле по улице в любое время — в основном сводилось к тому, что у нас в Британии на самом деле нет «культуры кафе», и глупо просто так ставить на улице столики и стулья. Такая аргументация подразумевает, что на самом деле мы так себя не ведем — «это просто не для нас, британцев». Люди на континенте — да, может быть. Но не мы.

Но, конечно же, столики и стулья все же появились на улице, и вдруг оказалось (о, чудо!), что «культура кафе» у нас все-таки есть.
Маркер-сквет на Google Maps
заполнена столиками и стульями, и люди пользуются ими
На самом деле ссылки на «культуру» были нелепой попыткой объяснить, почему британцы, и особенно жители Хоршема, не едят и не пьют на улице. Просто сравните Маркет-сквер на фото выше с тем, как она выглядела в 2009 году (снимок сделан с противоположной стороны).

Конечно, люди не сидели на улице. Потому что, честно говоря, место было отвратительным. Особенно автомобильная парковка. И в точности то же самое было и на Ист-стрит, где никому и в голову не приходит посидеть на улице.

Маркет-сквер
Площадь Маркет-сквер и здание Городского совета в 2009 году

Источник: familypedia.wikia.com

Ист-стрит до реконструкции: львиная доля пространства отдана под автомобильную парковку
Ист-стрит в настоящее время: люди едят и пьют на улице
Это не наша «культура» препятствовала тому, чтобы сидеть на улице, а окружающая обстановка — то, как было организовано пространство. Как только улица стала достаточно хорошей, на ней откуда ни возьмись появилась «культура кафе».
Я думаю, в этом примере содержится важный урок для всех, кто ошибочно пытается объяснить разницу в уровне велосипедного движения между Британией и Нидерландами «культурой». Да, безусловно, у голландцев есть «велосипедная культура», но это не объясняет, почему они ездят на велосипедах так много. Сочетание исторических случайностей, удачи, гражданского активизма и смелого политического руководства — вероятно, эти факторы и привели к формированию среды, которая позволяет и поощряет езду на велосипеде. И в этой среде формируется та самая голландская «велокультура». Сделайте в Нидерландах такие же условия для велосипедистов, как в Британии, и их «культура» мигом исчезнет.

Точно так же абсурдно приписывать низкий уровень велопользования в Британии отсутствию «велосипедной культуры». Люди здесь не ездят на велосипеде по той же самой причине — окружающая обстановка не приспособлена для велодвижения в силу комбинации исторических случайностей (на этот раз неудачных), плохого планирования и неэффективного политического управления. Там, где условия для езды на велосипеде становятся хорошими, пусть даже временно, моментально появляется «велосипедная культура».
Как Нидерланды развили свою велоинфраструктуру
Нидерланды известны во всем мире как самая велосипедная страна. Считается, что «у них такая культура, так было всегда». Но это неправда. 50 лет назад Голландия пережила мощнейшую автомобилизацию и чуть не лишилась велосипедного будущего.
«Скай Райд2013» (крупнейший лондонский ежегодный велофестиваль): в день фестиваля множество велосипедистов едет по улицам, которые в остальные 364 дня неудобны для передвижения на велосипеде
Вот почему слова Чарльза Рубенакера: «Голландцы создали самую безопасную и совершенную сеть велодорожек в мире, но надо смотреть не на инфраструктуру, а глубже — в их коллективный дух, чтобы понять, почему в Нидерландах настолько нормально относятся к езде на велосипеде» — вводят в заблуждение. Чарльз ухватил всю суть в первой половине предложения, но затем отбросил объективное наблюдение в пользу мистического объяснения.

Нужно ли нам, британцам, изучать наш «коллективный дух», чтобы понять, почему мы не ездим на велосипеде. Мы, конечно, можем попробовать. Но не думаю, что это к чему-нибудь приведет.

«Культура» — бессмысленное объяснение. Оно состоит в том, что текущее положение вещей определяется тем, каково нынче положение вещей. Утверждение, что высокий уровень велопользования в Нидерландах вызван «велосипедной культурой», сродни тому, что британцы не едят на улице, потому что у нас нет соответствующей ресторанно-кофейной культуры. То есть мы не имеем такой культуры, потому что у нас ее нет. Такая аргументация замыкается на себе и не имеет никакого смысла.
На схеме показана скорость изменения «слоев», влияющих не нашу жизнь. Эти «слои» – мода, бизнес, инфраструктура, политическая система, культура и природа. Внешние «слои» изменчивы и податливы, они амортизируют удары внешней среды, на них методом проб и ошибок проверяются разные идеи. Люди обычно замечают именно эти «слои» и говорят именно о них. Реальная же мощь скрыта в глубинных «слоях», изменить которые очень трудно.

P. S. С Марком я согласен на все 100%. Ситуация, которую он описывает, универсальна для многих стран, и тут нет особой разницы, говорим мы о доброй старой Англии или о современной России. А вот культура без кавычек — это очень важно, это фундамент, на котором строится всё остальное.

И через это всё остальное этот фундамент можно и нужно развивать — через моду, бизнес, посредством инфраструктуры и с участием государства.

Тогда и у нас все будет.
Редакция

Варя
Верстка

Алексей
Made on
Tilda